ljubov (ne_ljubov) wrote,
ljubov
ne_ljubov

К вопросу о передаче Исаакиевского собора Русской Православной Церкви.

Оригинал взят у tarloeg в К вопросу о передаче Исаакиевского собора Русской Православной Церкви.
В обществе развернулась  нешуточная дискуссия по этому поводу. В СПб собрано более 170 тысяч подписей под интернет-петицией против передачи Церкви Собора.  Основные аргументы:
-      это госсобственность и её нельзя передавать в частные руки;
-      Исаакиевский собор – это музей и пострадает музейное дело;
-      Исаакиевский собор - высокодоходное учреждение, само зарабатывавшее на реставрацию;
-      Церковь и так проникает во все жизненные сферы и этому нужно противостоять.
Начну с вопросов собственности. Мне эти вопросы неплохо знакомы, поскольку я занимался возвращением Церкви Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря ещё в 1994 году и тогда достаточно глубоко изучил вопросы  собственности религиозных организаций в России.
Как правило, храмы и другие здания религиозного назначения (буду выражаться корявым юридическим языком) передаются религиозным организациям, в том числе и Русской Православной Церкви, не в собственность, а во владение и пользование, поэтому в большинстве случаев говорить о потере государством своей собственности просто бессмысленно. Хотя я не думаю, что это правильно. И вот почему.
Очевидно, что Церковь всегда более рачительный владелец (владелец – это лицо, осуществляющее фактическое владение, не только юридический собственник), чем государство. Мы это видим на примере тысяч храмов, принадлежащих государств и находящихся в ужасном состоянии. После отказа от политики государственного атеизма (а фактически, государственного воинствующего богоборчества), храмы начали возвращаться Русской Церкви во владение (где-то в собственность, где-то в пользование, где-то в аренду), но всегда после этого в храмах начиналась жизнь, они оживали.
Я часто бываю в ярославской глубинке, далеко от столиц, и вижу как в  небольших поселениях, небогатых, зачастую депрессивных, возрождается духовная жизнь. В разрушенных храмах, брошенных, разграбленных, с обвалившимися сводами, приспосабливается какой-то уголок и сельские батюшки начинают вести службу. А потом находятся и жертвователи, помощники, которые всем миром возрождают храмы. Как правило, реставрация и ремонт храмов происходит за счёт частных лиц. Государство участвует в восстановлении лишь особо ценных памятников истории, культуры  и религии – таких как Соловецкий, Валаамский , Ново-Иерусалимский монастыри. Некоторые из них находятся в государственной собственности, а некоторые – в  собственности Русской Православной Церкви. В некоторых из них имеются светские музеи, а в некоторых – нет. Правильно ли тратить деньги на объекты, находящиеся во владении Церкви? Конечно, правильно, и по нескольким  причинам.
Во-первых, все эти объекты являются народным достоянием, независимо от формы собственности, как памятники истории и культуры. Государство восстанавливает разрушенные памятники и поддерживает восстановленные, поскольку они являются объектами исторического культурного наследия всего народа. Монастыри, церкви и другие
объекты религиозного назначения создают архитектурный облик наших городов, сохраняют память и нашей истории и культуре. Ни у кого не вызывает вопросов, когда государство финансирует восстановление исторических объектов, в которых находятся музеи, и это правильно. Но государство не должно оставлять без внимания и те объекты, которые находятся в общественной, частной собственности или в собственности религиозных организаций. Так  принято во всём мире. Во Франции, например, государство выделяет средства для реставрации и сохранения частных замков при условии, что их владельцы предоставляют право посторонним лицам в определённое время посещать их исторические владения для осмотра и экскурсий. В Греции Церковь имеет специальную статью в государственном бюджете для финансирования. Исторические храмы восстанавливаются за счёт государства. Во многих странах мира государства поддерживают материально религиозные организации. Так что в этом смысле Россия лишь догоняет так называемый «цивилизованный мир». Ну а сохранение исторического наследия страны – это прямая обязанность государства.
Во-вторых, восстановление и финансирование  памятников религиозного назначения, независимо от того, в чьём пользовании они находятся, является обязанностью государства как собственника.
В-третьих, финансирование восстановления храмов – это обязанность государства, которое допустило их разграбление и осквернение, проводя насильственную атеистическую политику и беззаконное манипулирование правами собственности, владения и пользования Русской Православной Церкви и общин верующих.
Несколько слов о собственности Русской Православной Церкви. Когда наиболее ретивые пропагандисты-богоборцы отождествляют собственность РПЦ с частной собственностью, они совершают серьёзную ошибку. Частная собственность принципиально отличается от собственности Русской Православной Церкви. Как правило, когда говорят о частной собственности, имеют в виду собственность одного или нескольких физических лиц или собственность коммерческих организаций. Такого рода собственники обладают максимальным объёмом правомочий по владению, пользованию и распоряжению своей собственностью: они сами, по своему усмотрению могут использовать свою собственность для личных целей – проживания, отдыха, могут использовать для общественных целей – создания, к примеру, частного музея или фонда, могут использовать для коммерческих целей, то есть для извлечения прибыли путём, к примеру, создания фабрики, ресторана или мастерской. Собственность некоммерческих организаций ограничена уставными целями их деятельности. Так, различные фонды, партии, общественные движения, другие некоммерческие организации используют принадлежащее им имущество лишь для выполнения их уставных задач. Коммерческое использование принадлежащего им имущества возможно лишь в строго ограниченных случаях и опять же лишь для выполнения уставных задач, без распределения  среди учредителей или участников прибыли.
В случае использования имущества Русской Православной Церкви вопрос о распределении прибыли вообще не может стоять, поскольку Церковь объединяет миллионы верующих, а имущество Церкви может использоваться лишь для богослужебных целей. Я думаю, что никто и не сможет привести факты использования РПЦ храмов в качестве коммерческого имущества, как это было во времена богоборчества, когда монастыри и соборы использовались в качестве хранилищ, мастерских, кинотеатров, а то и тюрем.
Мне могут возразить и сказать, что в храмах продаются книги, свечи, совершаются за плату церковные обряды, принимаются пожертвования. Да, это так. Это и есть источники существования Церкви как организации в обществе и государстве. От этих поступлений Церковь содержит многочисленные здания, осуществляет их ремонт, платит за электричество, отопление и другие коммунальные услуги, платит налоги, осуществляет книгопечатную деятельность, выплачивает содержание священникам, содержит монастыри и монашествующих, оказывает помощь бедным, паломникам и многое другое.
Мои оппоненты могут привести мне примеры личной нескромности  некоторых священников - поездок на дорогих автомобилях, употребления спиртных напитков и т.д. Да, и такие случаи есть. Священники – тоже люди и также подвержены искушениям. Меня Бог миловал. Мои знакомые батюшки – все очень скромные люди, подвижники, бессеребренники. Особенно тяжело приходится священникам в небольших поселениях, где прихожане, в-основном, старушки, храм разрушен, жилья нет. Съездил бы кто-нибудь из воинственных обличителей и врагов Церкви в глубинку, посмотрел, как сельские священники живут. Или на Соловки, к монахам. Не случайно вождь богоборцев товарищ Сталин ссылал туда и священников, и учёных, и простых русских людей. А монахи едут на Соловки служить Богу. И восстанавливают там храмы. Те самые, из которых предшественники нынешних богоборцев сделали тюрьмы.
К слову сказать, обязанность государства возвратить храмы Церкви вытекает и из принятых ранее законов и других нормативных актов,(см. в частности, Распоряжение Президента РФ от 23 апреля 1993 года № 281-рп "О порядке передачи религиозным организациям культовых зданий и иного имущества" и другие). Особенно непонятны мне претензии так называемой «либеральной общественности», возражающей против возвращения храмов Церкви. Это требование было одним из главных требований российских либералов в начале 90-х. Что изменилось? Общеизвестен и тезис о том, что государство –плохой собственник, не может управлять своим имуществом. Именно под этим соусом проводилась приватизация и были приватизированы основные природные богатства страны. Так почему же «либералы» возражают против передачи храмов Церкви? Не потому ли, что целью нынешней псевдолиберальной фронды находить любых союзников в борьбе против власти, когда эта власть их не устраивает? А для этого наши псевдолибералы готовы объединиться с кем угодно, даже с воинствующими богоборцами и необольшевиками.
Храм должен быть храмом, а не складом, кинотеатром или магазином.
Может ли храм быть музеем? Думаю, что да. Храм может быть музеем. Но желательно, чтобы здания храмов, даже если в них не организована служба, и они не используются по их первоначальному назначению, предназначались для особых музеев, музеев Русской Православной Церкви, которым они принадлежали и для которой здания строились. В таких храмах-музеях могут находиться экспозиции , связанные с русской историей и культурой. Запасники наших музеев полны икон, предметов богослужений и церковной утвари. Они могут быть и должны быть доступны для широкой публики. Вполне органично рядом с предметами религиозного назначения размещать экспозиции, связанные с историей Русской Церкви и государства , полотна русских мастеров, экспозиции, посвящённые славной российской истории, героям России, подвижникам Церкви и мученикам веры.
Здесь я хотел бы затронуть ещё один вопрос. Создание церковных музеев. Этот вопрос давно  созрел и даже «перезрел». Не только государство должно идти навстречу Церкви, но и Церковь должна идти навстречу государству и обществу.
Опасения общественности о том, что возможности для посещения храмов всеми желающими, изучении объектов недвижимости и предметов, переданных Церкви, уменьшатся, не лишены оснований. После передачи зданий храмов, соборов и монастырей, возможности для посещения не должны сохранены. Конечно, существующий во всех храмах принцип общедоступности и бесплатности для посещения, в целом решает проблему. Но при этом церковноначалие должно решить проблему экскурсионного посещения храмов и научного изучения объектов церковной недвижимости и предметов религиозного обихода.
Здесь должны поработать и церковные учебные, научные учреждения по подготовке кадров церковных научных работников, кадров экскурсоводов. Многое можно было бы сделать совместно с учебными и научными учреждениями культуры, архитектуры.
Представляется, что каждый человек, желающий посетить храм, должен для себя решить, с какой целью он идёт в храм. Те, кто хотят помолиться или совершить церковное таинство, делают это так, как принято в Русской Православной Церкви. Те, кто хотят посетить храм с целью посмотреть иконы, росписи, осмотреть помещения храма, должны иметь для этого возможность в согласованном со церковнослужителями порядке и в установленное для этого время. Думаю, что общие указания для этого должен дать Священный Синод Русской Православной Церкви. За посещение храмов с экскурсионно-туристическими целями может взиматься плата, при этом сами священнослужители или нанятые для этой цели экскурсоводы должны ознакомить посетителей с храмом, его историей, наиболее значительными предметами живописи и зодчества.
В Ватикане основные соборы посещают тысячи верующих католиков, но ещё больше туристов и экскурсантов разных конфессий и атеистов. За посещение берётся плата. Проводятся экскурсии. Так что в этом также нет ничего нового.
Полагаю, что Исаакиевский собор, как и ВСЕ храмы, когда-то незаконно изъятые, захваченные, разорённые, должны быть восстановлены и переданы Русской Православной Церкви, если она готова их принять. Те храмы, которая Церковь принять не может, не в состоянии, должны быть использованы под учреждения культуры – музеи федеральные, областные, местные – истории Русской Православной Церкви, государства российского, русской архитектуры, культуры, русской славы.
Нам нужно серьёзно поработать над законодательством о религиозном имуществе, о церковных музеях, в том числе, музеях-заповедниках, о порядке совместного использования памятников истории и культуры, находящихся во владении религиозных организаций
Промедление с системным решением этого вопроса порождает как ненужные конфликты и споры в обществе, так и усугубляет ситуацию с состоянием наших исторических и культурных памятников.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments